Итальянский бунт и французский скандал

Чем отличались подмостки двух стран в начале XX века

Бронеслава. Петрушка
Nijinsky Photographs and Photographers
Photograph of Bronislava Nijinska as the Street Dancer in Petrouchka

Театральный Рим и театральный Париж в 1911 году разделяла пропасть. В этом сезоне Дягилев подарил миру один из ярчайших балетов — “Петрушку” на музыку Стравинского. Рим не готов был принимать русскую труппу. Итальянцы считали, что в танце с ними никто не может сравниться. Подливало масла в огонь и то, что ради выступления дягилевской труппы в Театре Констанци пришлось снять несколько опер. По воспоминаниям балерины Карсавиной, артистам даже советовали проверять сцену на наличие битого стекла и гвоздей… “Спас” римский сезон 1911 года испанский король, который громко зааплодировал Нижинскому после первой же его сольной партии.

Стравинский и Нижинский в костюме Петрушки

А вот Париж гудел в ожидании русских артистов. Билеты было не купить. Современники вспоминали, что люди чуть ли не дрались друг с другом, чтобы попасть в театр. И всюду был скандал…
Главный хореограф сезона Михаил Фокин чуть не бросил труппу, увидев, что на афише “Шехеразады” его имя напечено меньшим шрифтом, чем имя Римского-Корсакова. Об этом брат Стравинского писал самому композитору.
А генеральная репетиция “Петрушки” чуть вовсе не была сорвана. Известная пианистка и покровительница Дягилева Мисиа Серт вспоминает, что взбунтовался костюмер. Репетиция уже должна была начаться, а он отказался выдавать костюмы артистам, если ему немедленно не выплатят его жалование. Взмыленный Дягилев буквально ворвался в ложу Серт с просьбой о четырех тысячах франков. Мисии пришлось спешно ехать домой за деньгами. Но репетиция всё же состоялась.

Оставить свой голос

2 очка
За Против

Всего голосов: 2

За: 2

За в процентах: 100.000000%

Против: 0

Против в процентах: 0.000000%

Добавить комментарий